Эскорт-агентство класса Люкс MOLLY/24

Бахауддин Накшбанди

naksband smСведения о жизни Бахауддина крайне противоречивы, что вполне объяснимо давностью того времени, в которое он жил. Расхождения имеются и в датах рождения и смерти Мастера, и во всём остальном. Часть источников утверждает, что никаких жизнеописаний Бахауддина Накшбанди не осталось, потому что он запретил ученикам описывать свои деяния; в других же источниках приводятся подробные истории из художественных биографий, написанных много позже того, как великий святой покинул наш мир. Неясностей много, и, кажется, ни к чему пытаться вникать во внешние детали того, что может быть познано только внутри.

Первым наставником Бахауддина был Мухаммад Бобой Самосий, в обучении у которого молодой Накшбанди провёл несколько лет. После смерти наставника Бахауддин получил посвящение как увайси от духа шейха Абд ал-Халика ал-Гиждувани, вместе с указанием поступить в дальнейшее обучение к шейху Сейиду Кулалу.

Надо сказать, первым шагом на мистическом пути является инициация или посвящение. Посвящение может быть получено разными путями: от отца к сыну, от здравствующего Мастера к ученику или от духа умершего Мастера. Именно посвящение, полученное от духа умершего, называется в суфийской традиции увайси – по имени первого человека, обретшего таким образом духовное знание. Его звали Увайс ал-Карани, и он получил инициацию от самого Пророка Мухаммада. С тех пор все мистики, получившие передачу подобным образом, стали называться увайси. В традиции Накшбанди мистиков увайси было больше, чем в прочих традициях или орденах. Получилось так, что сам Бахауддин был инициирован несколькими способами – и через живых учителей, и получив передачу от духа шейха Гиждувани.

Мистический Путь имеет свои законы и способы самоподдержания. Именно возможность передачи знания и духовная инициация от духа умершего человека позволяла традиции оставаться живой в любые времена. Не всегда Мастеру удаётся при жизни найти настолько восприимчивого и продвинутого ученика, который мог бы получить мистическую передачу. Благодаря существованию  мистиков увайси знание сохранялось и передавалось даже в самые тёмные времена.  Так линия преемственности знания никогда не прерывалась надолго.

Мы не знаем, чему учили Бахауддина Мухаммад Самосий и Сейид Кулалу. Конечно же, было обучение пониманию мистических смыслов Корана и ещё что-нибудь. Точно известен тот факт, что Бахауддин стал развивать именно учение шейха Гиждувани, добавив к его восьми правилам для дервишей ордена Ходжаган ещё три. Теперь многие источники приписывают создание одиннадцати правил ордена Накшбанди самому Бахауддину, однако, это не так. В основе своей  эти правила посвящены практикам осознанности и установлению мистической связи с Творцом.

Вообще, из разных источников следует, что именно Бахауддин Накшбанди ввёл в обращение среди суфиев практику «тихого» зикра. Есть и другие мнения, но одно ясно точно - любой Мастер творит новые практики и обнаруживает новые подходы к старым и уже устоявшимся способам продвижения по Пути. Это необходимо, потому что человеческий ум может извратить любую, даже совершенно точно описанную практику. И когда «громкий» зикр превратился в способ демонстрировать окружающим силу своей набожности, когда дервиш начинал истерично выкрикивать очередное имя Бога, то необходимым лекарством от этого извращения практики стал «тихий» зикр, о выполнении которого знал только тот, кто его делал. К тому же таким образом усилие практикующего направлялось не вовне, а внутрь, что и требовалось для раскрытия его духовного потенциала и установления той самой мистической связи с Богом.

В мире людей существуют отношения, в мире мистиков – связи. Установление и осознание связи между человеком и Богом приводит к величайшему мистическому событию – сдаче собственной индивидуальной воли и принятию Воли Творца. Когда человек становится чистым проводником Воли, наступает состояние, называемое суфиями фана – состояние растворения человека в Боге.

Известно, что Бахауддин Накшбанди утверждал, что никакой благодати (бараки) не может исходить непосредственно от шейха или Мастера, что вся она исходит только от Бога. Так он утверждал Истину и указывал на то, что настоящий Мастер всего лишь проводник Высшей Силы, помогая этим избежать обожествления шейхов, к которому склонны их последователи, впечатлённые действием полученной благодати. Неправильное понимание подобных вопросов приводит к распространению заблуждений, превращающихся в ловушки на пути искателей.

Великие люди оказывают глубокое впечатление на умы людей, становясь некими ориентирами для них. Великие мистики в данном случае не являются исключением, вдохновляя новоиспечённых искателей на путешествие к собственному переживанию Истины. Бахауддин Накшбанди – один из таких столпов, чей образ вдохновляет людей, а Традиция - то ли основанная им, то ли просто носящая его имя, – сохраняет свою непрерывность и до сих пор жива.